С Новым Годом!

0.000361

https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=196799027333431&id=100010100044206

Здравствуйте, меня зовут Нурлан, и я — жертва российской пропаганды

Мне 32 года. Вот уже почти 18 лет я употребляю российскую пропаганду каждые несколько дней. Я пропагандозависимый. Вот моя история о том, как я докатился до такой жизни.

Все началось в юности. В 13-14 лет я начал баловаться просмотром вечерних новостей на ОРТ. Сначала за компанию с отцом, с его одобрительного согласия. А с 15-ти лет я стал принимать новости самостоятельно и осознанно.

Зависимость развивалась стремительно. В 16 лет я переключился на тяжёлые виды пропаганды. В 1999 году я впервые попробовал авторскую программу Сергея Доренко. Первые дозировки того продукта я запомню до конца жизни. Смелые выпады Доренко в отношении Чубайса, Лужкова, Примакова волшебным образом отвлекали меня от всех текущих проблем, и из небольшого провинциального города на Западе Казахстана, где я рос, переносили меня в эпицентр политических битв и противостояний российских элит.

Как это, видимо, бывает с пропагандозависимыми, мне требовалось всё больше и больше продукта. Я начал баловаться "Итогами" Киселёва. Не теперешней звезды телеканала "Россия", а того, олдскульного, энтэвэшного. Когда было совсем плохо, я принимал "Глас народа" с казавшейся мне привлекательной Светланой Сорокиной. Ну и конечно не гнушался ежевечерними новостями с Митковой или Осокиным.

Учёба в университете, получение водительских прав и первый автомобиль (зеленый ВАЗ 21099) на некоторое время вытянули меня из этой трясины. Я почти не принимал пропаганды в то время. Появились другие интересы. Только по выходным зависимость всё ещё проявляла себя, и я принимал очередную дозу пропаганды в виде программы "Намедни" от Леонида Парфёнова.

Переезд в Астану несколько скорректировал мои вкусы. Я подсел на "Неделю" Марианны Максимовской. Изредка удавалось принять "Постскриптум" Алексея Пушкова.

Переход от Dial-up на ADSL привнёс в мою жизнь новый вид пропаганды — "синтетической". Теперь мне не нужно было ждать вызревания телевизионных передач, я мог черпать пропаганду в любое время и в любом количестве прямо из интернета. Я выискивал и пересматривал все свежие ролики Хазина, Дугина, Фёдорова, Катасонова.

В итоге, все эти годы потребления российских пропагандистских продуктов привели к печальным последствиям — совершенно искажённой картине мира.

Что же мне делать теперь, друзья?

Изучение английского языка мне не помогает. Я принимаю некоторые зарубежные новости, но никак не могу согласиться с их трактовкой событий. Проклятая российская пропаганда произвела необратимые изменения в моём головном мозгу. Зарубежный продукт не усваивается и отторгается организмом.

Просмотр казахстанской пропаганды не приносит удовлетворения, а вызывает лишь брезгливость. В Артуре Платонове я вижу бледную копию Сергея Доренко, а кривляния Красиенко выдают в нём желание походить на Парфёнова. "Жетi кун" действует как снотворное — успокаивает, но не утоляет голода полноценной информации.

Помогите мне. Вылечите меня! Я хочу иметь цивилизованный, "продвинутый" взгляд на мир. Я тоже хочу видеть за Арабской весной лишь благородное стремление мусульманских стран Ближнего Востока и Северной Африки к гражданским свободам. Я тоже хочу верить в эффективность гуманитарных бомбардировок Югославии. Я хочу искренне верить в свободу и демократию, которую американцы принесли на кончиках своих томагавков в Ирак и Ливию. Я хочу видеть Россию кровожадной, а США и Запад в целом — средоточием гуманизма, прав, свобод, демократии и эффективности.

Я хочу видеть в участниках Майдана борцов против социальной дифференциации и тотальной коррупции, а не кучку идиотов, поставивших свою страну на грань разрушения. Я хочу видеть в "правильных" сирийских повстанцах, поедающих перед телекамерами всего мира человеческое сердце, борцов за демократические институты, а не фанатиков, убийц и насильников, как это вижу сейчас.

Друзья, спасите меня из плена темноты и необъективности, который несут российские СМИ. Это крик утопающего в болоте лжи, это голос погребённого под обломками фальшивой журналистики, это пронзительный стон путника, попавшего под колёса пропагандистской машины.

0.000705
0.000785

Жил да был на свете трудолюбивый и жизнерадостный Муравей. Каждый день, спозаранку, он приходил на работу, где много и продуктивно трудился. Муравей всегда был в хорошем настроении — улыбка почти никогда не сходила с его лица, он был весел и много шутил. Деятельность фирмы благодаря Муравью тоже была успешной. Но...

Однажды Шмель, генеральный директор той самой фирмы, где работал Муравей, вдруг решил, что Муравей не может и не должен работать сам по себе. Поэтому была придумана должность надсмотрщика. На эту новую должность Шмель взял Навозного Жука. Главной каждодневной заботой Жука-Навозника стала правильная организация работы Муравья. А для этого заставил он Муравья делать ежедневные многостраничные отчёты о проделанной работе.

Но теперь компании понадобилась должность секретаря, так как отчёты Муравья теперь надо было регистрировать и систематизировать, прежде чем давать на чтение Навозному Жуку. И тогда наняли Паучиху, которая классифицировала документы, а между делом отвечала на телефонные звонки.

А между тем, счастливый и работящий Муравей всё продолжал работать, не покладая рук. Он работал, работал, работал...

Шмель был крайне доволен отчётами Навозного Жука, а потому запросил дополнительные отчёты, а также прогнозы работы Муравья и расчёты различных показателей по ней. И теперь возникла необходимость нанять для Навозного Жука ассистента — и на эту должность был приглашён Таракан. А ещё понадобилось закупить кое-какую оргтехнику, что и было без промедления сделано.

Вскоре трудолюбивый и жизнерадостный Муравей начал вдруг жаловаться на всё увеличивающееся количество отчётов и всевозможные разборы полётов — и ему стало становиться всё менее и менее веселей, и улыбка совсем пропала с его лица.

Тогда Шмель, генеральный директор, осознал, что надо срочно принимать кардинальные меры. И рабочее место Муравья было преобразовано в целый департамент. А раз департамент, значит, положен и начальник — на эту должность был назначен Кузнечик. Он оборудовал для себя современный кабинет и обставил его мебелью и необходимой ему офисной техникой.

Но Муравей уже не был так счастлив, как раньше. Он стал крайне раздражительным и необщительным... Однажды Шмель, посмотрев очередные отчёты, понял, что департамент, где работал Муравей, перестал быть рентабельным, каким был в прежние времена.

Хорошенечко подумав и всё взвесив, Шмель пригласил в качестве консультанта Сову и поручил ей провести диагностику работы департамента. После трёх месяцев анализа Сова выдала заключение, что в департаменте слишком много лишнего персонала. Следуя совету специалиста, Шмель издал приказ о сокращении численности.

И первым в списке оказался Муравей — так как только он один был постоянно чем-то недоволен.

Мораль »

0.000963

Он родился некруглое число лет назад – 21 декабря 1879 года в Гори.

Он умер некруглое число лет назад.

Во всей России только два памятника крайнему русскому императору: в городе, где он родился, и в городе, где он умер, – как раз на могиле.

И ещё есть Страна – сильно потрёпанная, располосованная, выщербленная до самой арматуры, но всё-таки по счастливой случайности не снесённая до основания благодарными потомками.

В эту страну с декабря 1879-го до марта 1953-го вместилось столько Жизни, что сама Смерть перед ней отступила с невосполнимыми потерями и до сих пор боится оглянуться.

К актуальному неюбилею: Коба идёт по коридору

0.001108

Диск 6, «Приятные новости».

0.001183

Когда у людей в массе снижается благосостояние — обязательно всплывают мутные конторы, которые готовы снизить его ещё больше.

Тема: удалённый набор текста.
Издательству из Ярославля нужно перевести отсканированные страницы в текст. Для этого издательство из Ярославля рассылает по всему интернету спам с поиском сотрудников для удалённой работы — переводить отсканированные странички в текст. Всё просто: вам присылают картинки с текстом в жпеге, а от вас ждут текст в любом удобном формате; оплата постраничная, 100500 150-200 денег за одну страницу, но только после определённого объёма работы, который занимает 10-15 дней.

Ну нету у людей денег, чтобы купить компьютер с файнридером и посадить редактора на оклад.
На издательское оборудование (которое стоит больше, чем дохрена) деньги есть, на промышленный потоковый сканер — есть, даже на раздачу денег по сети есть, а на несколько штатных сотрудников — нет.
Наверное, нету в Ярославле таких специалистов.

А так как работа удалённая и вы в любой момент можете кинуть заказчика, забив на работу, то вам необходимо (!) перевести энную сумму денег на "корпоративную карту" или киви-кошелёк.

Конкретно данный метод опасен тем, что:
1) Работают циничные профессионалы, поэтому юридически вы ни к чему никогда не подкопаетесь.
2) Кроме денег вы теряете драгоценное время, потому что вас кинут после "проделанной работы" (которая, как вы уже догадались, никому не нужна).

Подробнее: признаки мошенничества и отказ от ответственности »

0.001372
0.001456

— Следующий! »

0.001537

10 декабря телеканал RT отмечает 10 лет с момента выхода в эфир.
Хотел выложить 10-го, но сегодня подоспел перевод Гоблина.

Оригинал на англоязычном канале

0.001624

http://www.opennet.ru/tips/2926_iptables_firewalld_centos_rhel.shtml

Использование применяемой по умолчанию в RHEL/CentOS 7 надстройки Firewalld не всегда очевидно, поэтому бывает удобнее вернуться к классическим скриптам работы с пакетным фильтром.

Установим классические сервисы для работы с iptables:

yum install -y iptables-services

Настраиваем правила фильтрации в файлах /etc/sysconfig/iptables и /etc/sysconfig/iptables-config, например, можно сохранить текущие правила firewalld:

iptables-save > /etc/sysconfig/iptables

Завершаем работу firewalld и запускаем сервисы iptables:

systemctl stop firewalld && systemctl start iptables

Проверяем, что используются новые правила:

iptables -S
iptables -L

Для восстановления резервной копии типовых правил с другой машины можно воспользоваться командой iptables-restore:

cat iptables.backup| iptables-restore -t
service iptables save (или /usr/libexec/iptables/iptables.init save)

для возвращения настроек из /etc/sysconfig/iptables:

systemctl reload iptables

Если всё нормально — убираем активацию Firewalld при загрузке и запрещаем ручной запуск:

systemctl disable firewalld
systemctl mask firewalld

Активируем включение сервисов iptables при загрузке:

systemctl enable iptables

0.001957

«— Что ж такое, были же люди как люди, и вдруг все сразу стали кретины. Парадокс.»
© х/ф Брат-2

0.002046

Английская версия »

0.002123